Размышления Фиделя Кастро »

ДВЕ КОРЕИ (Часть II)

Девятнадцатого октября 1950 года более 400 тысяч китайских бойцов-добровольцев, выполняя указания Мао Цзэдуна, перешли реку Ялу и преградили путь войскам Соединенных Штатов, которые двигались в направлении границы Китая. Американские части, захваченные врасплох решительными действиями страны, которую они недооценивали, были вынуждены отступить почти что до южного берега под натиском объединенных сил китайцев и северных корейцев. Сталин, будучи особо осторожным, оказал содействие намного меньшее, чем того ждал Мао, однако имевшее большое значение, послав самолеты МиГ-15 с советскими пилотами на ограниченный фронт в 98 км; они на начальном этапе защищали наземные силы в их неудержимом продвижении. Пхеньян был отвоеван вновь, Сеул захвачен вторично, невзирая на непрерывные атаки воздушных сил Соединенных Штатов – самых мощных из когда-либо существовавших.    

Макартур испытывал огромное желание атаковать Китай с использованием атомного оружия. После перенесенного им позорного поражения он потребовал разрешения на его применение. Президент Трумэн был вынужден сместить его с поста и назначил генерала Мэтью Риджуэя командующим военно-воздушных, военно-морских и наземных сил Соединенных Штатов на театре военных действий. В империалистической корейской авантюре участвовали вместе с Соединенными Штатами Великобритания, Франция, Нидерланды, Бельгия, Люксембург, Греция, Канада, Турция, Эфиопия, Южная Африка, Филиппины, Австралия, Новая Зеландия, Таиланд и Колумбия. Эта страна была единственным латиноамериканским участником; в тот период в ней находилось у власти унитарное правительство консерватора Лауреано Гомеса, ответственного за массовые убийства крестьян. Наряду с ней, как мы видим, в войне участвовали Эфиопия Хайле Селассие, где еще существовало рабство, и Южная Африка, в которой правили белые расисты.

Прошло едва ли пять лет с момента, когда в августе 1945 года завершилась всемирная бойня, начатая в сентябре 1939 года. После кровопролитных боев на корейской территории 38-я параллель снова стала границей между Севером и Югом. По подсчетам, в той войне погибло около двух миллионов северокорейцев, полмиллиона или миллион китайцев и более миллиона солдат союзных войск. Со стороны Соединенных Штатов погибло около 44 тысяч солдат, многие из которых родились в Пуэрто-Рико и других латиноамериканских странах и, оказавшись на положении бедных иммигрантов, были завербованы для участия в войне.

Японии эта война оказалась крайне выгодна; за один год товарное производство выросло на 50%, и за два она восстановила уровень производства, существовавший до войны. Однако не изменилось восприятие геноцида, устроенного имперскими войсками в Китае и Корее. Правительства Японии превозносили акты геноцида, совершенные их солдатами, которые, находясь в Китае, изнасиловали десятки тысяч женщин и зверски убили сотни тысяч человек, как я уже писал в одних «Размышлениях».

Чрезвычайно трудолюбивые и упорные, японцы превратили свою страну, не имевшую нефти и других важных сырьевых запасов, во вторую экономическую державу мира.

ВВП Японии, если измерять его в капиталистических терминах – хотя в западных источниках данные варьируются, – составляет сегодня более 4,5 триллиона долларов, и ее валютные запасы достигают более одного триллиона. Он еще вдвое превышает ВВП Китая, равный 2,2 триллиона, хотя запасы конвертируемой валюты в Китае на 50% больше. ВВП Соединенных Штатов составляет 12,4 триллиона, притом что их территория в 34, 6 раза больше, а население в 2,3 раза – почти втрое – больше, чем в Японии. Ее правительство является сегодня одним из главных союзников империализма, в то время как последнему грозит экономический спад и сверхдержава бряцает новейшим оружием, угрожая безопасности рода человеческого.

Вот неизгладимые уроки истории.

И напротив, война нанесла значительный урон Китаю. Трумэн отдал приказ 6-му флоту помешать высадке китайских революционных сил, которые завершили бы полное освобождение страны, вернув 0,3 процента территории, где еще оставались сбежавшие туда проамериканские силы Чан Кайши.

Позже, после смерти Сталина в марте 1953 года, китайско-советские отношения ухудшились. Революционное движение почти повсюду оказалось разделенным. Драматичное обращение Хо Ши Мина было свидетельством причиненного этим ущерба, и империализм с его огромным медийным аппаратом раздул огонь экстремизма революционных лже-теоретиков – в этом вопросе разведывательные службы Соединенных Штатов стали экспертами.

При произвольном разделе Северной Корее досталась более гористая часть страны. Каждый грамм продуктов питания приходилось добывать потом и самоотверженным трудом. От Пхеньяна – ее столицы – не осталось камня на камне. Надо было заботиться о большом числе раненых и изувеченных войной. Страна находилась в блокаде и без средств, в то время как Советский Союз и другие социалистические государства восстанавливались.

Когда 7 марта 1986 года, почти 33 года спустя после разрухи, оставленной войной, я приехал в Корейскую Народно-Демократическую Республику, трудно было поверить в то, что там произошло. Этот героический народ построил множество сооружений: большие и малые плотины и каналы для того, чтобы собирать воду, производить электроэнергию, снабжать города и орошать поля; теплоэлектростанции, крупные металлообрабатывающие предприятия и предприятия других отраслей, многие из них под землей, врытые в глубь гор тяжелым и методическим трудом. Из-за нехватки меди и алюминия им пришлось использовать даже железо на линиях электропередач, пожирающих энергию, частично производимую из каменного угля. Столица и другие города, разрушенные войной, были построены метр за метром. Я подсчитал, что в городских и сельских районах были миллионы новых жилищ и десятки тысяч всяческих предприятий услуг. Бесконечные часы работы были превращены в камень, цемент, сталь, дерево, синтетические продукты и оборудование. Посевы, которые я видел, куда бы ни поехал, казались садами. Народ, встречавший гостя, был везде хорошо одет, организован и полон энтузиазма. Он заслуживал сотрудничества и мира.  

Не было тем, которые мы не обсуждали бы с моим высокоуважаемым амфитрионом Ким Ир Сеном. Я этого не забуду.  

Корея осталась разделенной воображаемой линией на две части. Опыт Юга был иным. Эта часть была более населенной и меньше пострадала в той войне. Присутствие огромного числа иностранной военной силы требовало поставок местных готовых и других изделий – от кустарно-художественных до свежих фруктов и овощей, а также услуг. Военные расходы союзников были огромными. То же происходило, когда Соединенные Штаты решили оставить там на неопределенный срок крупные военные силы. Транснациональные корпорации Запада и Японии инвестировали за годы «холодной войны» значительные суммы, извлекая безграничные богатства из пота южнокорейцев – народа столь же трудолюбивого и самоотверженного, как и их братья с Севера. Большие рынки мира были открыты для их продуктов. Они не подвергались блокаде. Сегодня страна достигла высокого уровня технологии и производства. Она пережила экономические кризисы Запада, вследствие чего многие южнокорейские предприятия были приобретены транснациональными компаниями. Благодаря строгим нравам ее народа государству удалось скопить большие резервы валюты. Сейчас она страдает от экономической депрессии Соединенных Штатов, в особенности от высоких цен на топливо и продукты питания и в результате этого от наступления инфляции.

ВВП Южной Кореи – 787,6 миллиарда долларов – равен ВВП Бразилии (796 миллиардов) и Мексики (768 миллиардов) – стран с большими запасами нефти и несравненно большим населением. Империализм навязал вышеназванным странам свою систему, принесшую отсталость им обеим, Южная Корея продвинулась в своем развитии намного больше.

Жители Южной Кореи почти не эмигрируют на Запад; из Мексики идет массовая эмиграция на нынешнюю территорию Соединенных Штатов; из Бразилии, Южной Америки и Центральной Америки люди эмигрируют во все части света, привлеченные необходимостью работы и потребительской пропагандой. Сейчас их вознаграждают строгими и полными презрения нормами.

Принципиальная позиция в отношении ядерного оружия, подписанная Кубой в качестве члена Движения неприсоединившихся стран и подтвержденная на саммите в Гаване в августе 2006 года, хорошо известна.

Впервые я приветствовал нынешнего руководителя Корейской Народно-Демократической Республики Ким Чен Ира, когда прибыл в пхеньянский аэропорт и он скромно стоял рядом с красной ковровой дорожкой возле своего отца. Куба поддерживает с его правительством прекрасные отношения.

После исчезновения Советского Союза и социалистического лагеря Корейская Народно-Демократическая Республика потеряла важные рынки и источники поставок нефти, сырья и оборудования. Так же, как для нас, последствия этого были очень серьезными. Прогресс, достигнутый ценой больших жертв, оказался под угрозой. Несмотря на это, они показали, что способны производить ядерное оружие.

Когда около года назад было произведено соответствующее испытание, мы выразили правительству Северной Кореи свою точку зрения на то, какой вред это может нанести бедным странам третьего мира, ведущим неравную и трудную борьбу против планов империализма в момент, решающий для мира. Быть может, делать этого не следовало. Достигнув этой точки, Ким Чен Ир, с учетом географических и стратегических факторов региона, уже заранее решил, как должен был поступить.

Нас удовлетворяет заявление Северной Кореи о готовности приостановить свою программу ядерного вооружения. Это не имеет никакого отношения к преступлениям и шантажу со стороны Буша, который сейчас выставляет заявление Кореи как успех своей геноцидной политики. Жест Северной Кореи был обращен не к правительству Соединенных Штатов, в отношении которого она никогда не шла на уступки, а к Китаю – соседней и дружественной стране, безопасность и развитие которой жизненно важно для обоих государств.

Страны третьего мира заинтересованы в дружбе и сотрудничестве между Китаем и обеими частями Кореи, объединение которых не должно произойти обязательно за счет другой, как это было в Германии – сегодняшнего союзника Соединенных Штатов по НАТО. Шаг за шагом, не торопясь, но и без передышки, как подобает ее культуре и ее истории, будут завязываться связи, которые соединят обе Кореи. Мы постепенно развиваем отношения с Южной Кореей; с Северной Кореей они существовали всегда, и мы продолжим их укреплять.

Фидель Кастро Рус

24 июля 2008 года

18.18 часов

Deja un comentario

Tu dirección de correo electrónico no será publicada. Los campos necesarios están marcados *

*