Размышления Фиделя Кастро »

ПРАВДА В БОРЬБЕ И КНИГА МАРТИНА БЛАНДИНО Первая часть

Вся международная пресса говорит об экономическом урагане, бичующем мир. Многие представляют его как новое явление. Для нас это не ново, оно было предусмотрено. Предпочитаю охватить сегодня другую актуальную тему, также представляющую большой интерес для нашего народа.

Когда я написал «Размышления» о Кангамбе, не был знаком с великолепной книгой журналиста и исследователя, фамилии которого привожу в названии этих «Размышлений», которые публикую сейчас; я видел только фильм «Кангамба», возбудивший во мне столь волнующие воспоминания. Вновь и вновь я вспоминал фразу: Павшие в Кангамбе не погибли напрасно!

Это была та же цель, вдохновившая мое послание от 12 августа 1983 года начальнику кубинской военной миссии в Анголе.

На рассвете враг отступил с поля боя, где число его личного состава составляло более 3 тысяч человек, вооруженных и обученных южноафриканскими расистами, которые со 2 августа днем и ночью нападали на траншеи, занятые где-то 600 ангольцами из 32 бригады ФАПЛА и 84 кубинскими интернационалистами, плюс подкреплением из 102 человек, направленных из военного округа Луэны. Там без устали сражались ангольцы и кубинцы, лишенные воды и продуктов питания, потерявшие 78 человек и 204 бойца были ранены, из них 18 погибших и 27 раненых были кубинцы. Начав отступление, нападавшие потеряли почти все оружие и боеприпасы и понесли большие потери. Две самые лучшие бригады УНИТА были выведены из строя.

Книга Хорхе Мартина Бландино была опубликована в 2007 году, когда по причине здоровья я не находился на передней линии. Эта книга явилась результатом долгих исследований и бесед со многими главными героями тех событий, консультации 34 книг, охватывающих эту тему, некоторые из них написанные “южноафриканскими офицерами «эпохи апартеида» и лицами, которые, будучи обманутыми, сотрудничали с УНИТА.

В одной из самых интересных глав говорится: «Этим вечером, когда часы показывают 14.00 часов в Гаване и 19.00 в Луанде, вновь ведутся переговоры с кубинской военной миссией в Анголе. По окончании переговоров по телефону немедленно направляется телеграмма, дающая официальную форму отданным указаниям, подтверждающим решение, которое было принято ранее: срочно эвакуировать всех кубинцев из Кангамбы; постараться убедить ангольцев, чтобы они сделали то же самое; продолжать разведку на подступах к населенному пункту и следить за передвижением вражеских войск в провинции Мошико.

…В Луанде, в 9.00 часов, явились на встречу с президентом Жозе Эдуарду Душ Сантушом кубинский посол Пуэнте Ферро и начальник генерального штаба кубинской военной миссии в Анголе полковник Амельс Эскаланте. К удивлению обоих кубинцев там также находился начальник советской военной миссии генерал Константин. Сразу же после них прибыли министр обороны Анголы и начальник генерального штаба ФАПЛА полковник Н’Далу.

Первым вошел в кабинет президента посол и официально вручил послание, направленное Душ Сантушу Главнокомандующим. Затем последовал полковник Эскаланте и подробно объяснил оценку, проведенную высшим кубинским руководством о нынешней военной обстановке, обосновывающую решение эвакуировать интернационалистов из Кангамбы, предложение сделать это же немедленно с бойцами ФАПЛА и остановить операцию, развивающуюся в провинции Мошико.

Президент выразил свое согласие с Фиделем и пригласил в кабинет генерала Константина. Начальник советской военной миссии попросил слова и высказал мнение, вызвавшее удивление и недовольство среди кубинцев. Он сказал, что с политической точки зрения он, возможно, принял бы эту идею, но, будучи военным, он не согласен с прекращением операции, поскольку, по его мнению, созданы условия для использования успеха, например, путем введения в бой большего числа сил, включая бригаду десантников, которая только что прибыла с Кубы».

«Полковник Амельс Эскаланте напомнил ему о многих трудностях, возникших со снабжением во время тяжелых дней вражеской атаки деревни. Советский офицер сослался на недавнее прибытие самолета ИЛ-76, нагруженного ракетами С-5, на что кубинец ответил, напомнив ему, что раньше приходилось привозить их с Кубы, поскольку в нужный момент их не было. Видя, какой оборот принимает встреча, Душ Сантуш решил закончить ее и отложить принятие окончательного решения.

Несколько часов спустя, в полдень, генерал Константин явился к руководству кубинской военной миссии. Он извинился за то, в какой форме он выразил свое мнение на встрече с президентом и признал, что прежде чем высказать подобное мнение он должен был тщательно изучить создавшееся положение».

Историк дает ясное объяснение. Возникла затруднительная ситуация и она была действительно серьезной по причине того, как может сказаться в любом смысле. Все было подвергнуто риску, и потребовалась сильная доза выдержки и хладнокровия со стороны кубинского командования.

В самой книге, беря разные моменты этого события, объясняется сущность:

«Полковник Н’Далу:

Нет единства мышления и когда существует такая проблема у одних возникает одна идея, а у других… Придают большое значение, говоря о «суверенитете», однако трудно иметь такую территорию, у нас нет достаточного числа войск. Речь идет не только о Кангамбе, есть много позиций, где мы находимся только ради того, чтобы сказать, что мы находимся там, но со стратегической точки зрения это неважно. Мы можем подождать, чтобы позже пойти в наступление. Мы обсудили это в Генеральном штабе с министром обороны и нет единства мнений. По этой причине в определенный момент некоторые решения задерживаются, потому что требуется убедить людей, так как если одна часть уйдет и произойдет что-нибудь, другие скажут: Это случилось по вине тех, кто просил отступления»; если останется и что-нибудь произойдет: «виновны те, кто сказал, чтобы войска остались». Мы действительно должны защищать самые населенные районы, представляющие наибольшую значимость с экономической и социальной точки зрения, и оставить на позднее время территории, где, если бы находились УНИТА или мы, равновесие не изменилось бы. Они говорят, что контролируют, но в действительности их нет там, но они знают, что нас там тоже нет».

Автор кратко излагает содержание официальных документов Министерства РВС:

«Главнокомандующий, поразмыслив некоторое время, приказал передать начальнику кубинской военной миссии следующие аргументы. Спрашивается, какой смысл оставаться сейчас в Кангамбе. Было доказано, что число вертолетов и боевых и транспортных самолетов, существующих в Анголе, а также имеющегося для них обеспечения, является недостаточным, чтобы гарантировать поддержку одной операции большого масштаба, учитывая огромное расстояние между военно-воздушными базами и небольшой деревней. Еще более сложным является, как это было видно на деле, гарантировать продвижение по земле войск подкрепления, также расположенных в сотнях километров, которые надо преодолеть по непроходимым дорогам, наводненным врагами. Если было чрезвычайно трудно дислоцировать бронированные отряды во время засухи, то нельзя и мечтать о передвижении такого масштаба в надвигающийся период дождей.

Добились большого успеха и в этот момент не было бы рациональным надеяться на большее… Размышляет о горьких днях, прошедших во время окружения и опасности истребления небольшой группы интернационалистов, и призывает быть реалистами и не поддаваться эйфории, всегда сопровождающей победу: «Мы не можем допустить, чтобы победа превратилась в неудачу».

Начальник кубинской военной миссии выражает свое согласие и решает быстро эвакуировать кубинских интернационалистов, дислоцированных в Кангамбе. Главнокомандующий немедленно пишет персональное послание, предназначенное президенту Анголы Жозе Эдуарду Душ Сантушу (оспоренное генералом Константином), «в котором, исходя из тех же соображений, разделяемых с генералом дивизии Синтра Фриасом, говорит о необходимости того, чтобы ФАПЛА также эвакуировала деревни Кангамба и Темпуэ, в то же время срочно требуется укрепить оборону Луэны, Лукуссу и Куито-Бие. Перед лицом существующей действительности он сообщает решение о выводе всех кубинцев из Кангамбы в короткий срок. Также советует отложить до следующего периода засухи какие бы то ни было наступательные действия в регионе Мошико, и пока сосредоточить усилия на борьбе с врагом на огромной территории, разделяющей город Луанда от линии, которую защищают кубинские интернационалистские войска на юге страны, в районе, который УНИТА считает своим вторым стратегическим фронтом.

В то же время полковник Амельс Эскаланте сообщает начальнику генерального штаба ФАПЛА и начальнику советской военной миссии в Анголе о решении Главнокомандующего остановить операцию, проводимую кубинскими интернационалистскими войсками, вследствие трудностей с передвижением колонн, проблемами обеспечения, в особенности авиации, и из-за приближения сезона дождей. Немного спустя посол Пуэнте Ферро и полковник Эскаланте встретились с министром обороны, чтобы передать ему эту же информацию».

Полковник Амельс Эскаланте надеялся, что начальник генерального штаба ФАПЛА полковник Н’Далу поймет необходимость в выводе войск из Кангамбы.

Ангольский боец с выдающимися заслугами генерал ангольской армии Кунди Пайяма рассказал автору: «Существовало содружество, существовало братство, и все, что делалось здесь, делалось с другим чувством. Дружба, любовь, самопожертвование, отдача кубинских товарищей, оставивших здесь свой пот, свою кровь, не имеет цены. Пусть говорят, что мы братья де факто и навсегда. Нет ничего, ничего в этом мире, что оправдало бы вмешательство чего-нибудь в дружбу между Анголой и Кубой».

Продолжение следует в газете «Гранме» в понедельник.


Фидель Кастро Рус

9 октября 2008 года

17.46 часов

Deja un comentario

Tu dirección de correo electrónico no será publicada. Los campos necesarios están marcados *

*