Размышления Фиделя Кастро »

САМОУБИЙСТВЕННАЯ ОШИБКА

В «Размышлениях», написанных три дня назад, вечером в четверг 25-го, я сказал: «Мы не знаем, что произойдет в Гондурасе сегодня ночью или завтра, но мужественное поведение Селайи войдет в историю».

Двумя абзацами выше я указал: «…То, что там произойдет, будет испытанием для ОАГ и для нынешней администрации Соединенных Штатов».

На следующий день доисторическая межамериканская организация собралась в Вашингтоне и в блеклой и вялой резолюции пообещала немедленно сделать соответствующие шаги, чтобы добиваться согласия между враждующими сторонами. То есть предлагались переговоры между путчистами и конституционным президентом Гондураса.

Занимавший высокий пост военный, продолжавший находиться во главе гондурасских вооруженных сил, выступал с публичными заявлениями, расходящимися с позицией президента, только чисто формально признавая его власть.
 
Путчистам не нужно было от ОАГ ничего другого. Им было наплевать на присутствие большого числа международных наблюдателей, приехавших в эту страну, чтобы засвидетельствовать проведение всенародной консультации; Селайя говорил с ними до поздней ночи. Сегодня еще до рассвета на резиденцию президента было брошено около 200 профессиональных, хорошо подготовленных и вооруженных солдат, которые, грубо отстранив команду почетного караула, похитили спавшего в тот момент Селайю; его отвозят на военно-воздушную базу, насильно сажают в самолет и перевозят в один костариканский аэропорт.  

В 8.30 часов утра мы узнали по каналу «Телесур» о нападении на президентскую резиденцию и о похищении. Президент не смог присутствовать на акте начала всенародной консультации, которая должна была происходить в это воскресенье.
Было неизвестно, что с ним сделали.

Официальный телеканал был отключен. Они хотели помешать преждевременному распространению известия о предательской акции через каналы «Телесур» и «Кубависьон интернасьональ», которые сообщали о случившемся. Для этого они прервали работу ретрансляционных центров и в конце концов отключили электроэнергию во всей стране. Конгресс и верховный суд, замешанные в заговоре, еще не опубликовали решений, оправдывавших комплот. Сначала они осуществили безобразный военный переворот, а затем легализовали его.   

Народ проснулся, когда все уже было покончено, и начал реагировать с растущим возмущением. Было неизвестно, где находился Селайя. Через три часа реакция народа достигла такого предела, что было видно, как женщины били кулаками солдат, у которых автоматы почти что выпадали из рук от растерянности и нервозности. Поначалу их движения казались жестами странного боя с призраками, позже они пытались закрыть руками камеры канала «Телесур», дрожа, наставляли автоматы на репортеров, и иногда, когда люди наступали, солдаты отступали. Прислали бронетранспортеры с орудиями и пулеметами. Население бесстрашно спорило с расчетами бронетранспортеров; реакция народа была поразительной.
    
Около 2 часов дня, в координации с путчистами, прирученное большинство конгресса сняло с поста конституционного президента Гондураса Селайю и назначило нового главу государства, уверяя мир, что президент отрекся, представляя подделанную подпись. Несколькими минутами позже Селайя, находясь в аэропорту в Коста-Рике, сообщил обо всем случившемся и категорически опроверг известие о его отречении. Заговорщики поставили себя в смешное положение перед всем миром.  

Сегодня произошло еще много другого. Канал «Кубависьон» полностью посвятил себя разоблачению переворота, все время информируя наше население.

Имели место факты чисто фашистского характера, которые, хоть и не были неожиданными, все же не перестают удивлять.  
Министр иностранных дел Гондураса Патрисия Родас была после Селайи основной мишенью путчистов. В ее резиденцию был послан другой отряд. Она, отважная и решительная, действовала быстро и, не теряя ни минуты, всеми способами обличала переворот. Наш посол связался с Патрисией, чтобы узнать о ситуации, как это сделали и другие послы. В определенный момент она попросила дипломатических представителей Венесуэлы, Никарагуа и Кубы приехать к ней, так как, подвергаясь яростным нападкам, она нуждалась в дипломатическом покровительстве. Наш посол, которому сразу же было дано разрешение оказывать конституционно назначенному и законному министру максимальную поддержку, отправился в ее резиденцию.

Когда они были уже у нее дома, командование путчистов послало майора Осегеру, чтобы ее арестовать. Они загородили собой женщину и сказали ему, что она находится под дипломатическим покровительством и может двигаться только вместе с послами. Осегера спорит с ними, однако в уважительной форме. Через несколько минут в дом проникает 12 – 15 человек в военной форме, с капюшонами на головах. Трое послов обнимают Патрисию, люди в капюшонах действуют грубым образом, и им удается отделить послов Венесуэлы и Никарагуа; Эрнандес так крепко держит ее за руку, что люди в капюшонах волокут их обоих вместе к фургону; их перевозят на военно-воздушную базу,  где удается их разделить, и ее уводят. Пока Эрнандес находился там под арестом, Бруно, зная о похищении, связывается с ним по сотовому телефону; один человек в капюшоне пытается грубо вырвать у него телефон; кубинский посол, которого уже били в доме у Патрисии, кричит ему: «Не толкай меня, твою мать!». Не помню, было ли когда-нибудь произнесенное им выражение использовано Сервантесом, но несомненно, что Хуан Карлос Эрнандес обогатил наш язык.   
   
Затем его бросили на дороге далеко от посольства и, перед тем как уехать, сказали ему, что если он все расскажет, ему может быть хуже. «Нет ничего хуже смерти, – ответил он с достоинством, – но я все равно вас не боюсь!» Люди, жившие поблизости, помогли ему вернуться в посольство, откуда он немедленно снова связался с Бруно.
 
С этим путчистским высшим командованием нельзя вступать в переговоры, надо требовать его отставки и чтобы другие, более молодые офицеры, не связанные с олигархией, заняли командные посты, иначе никогда не будет в Гондурасе правительства «народа, выбранного народом и для народа».

Путчистам, загнанным в тупик и изолированным, нет никакого спасения, если подойти к проблеме с твердостью.

Даже госпожа Клинтон уже заявила во второй половине дня, что Селайя является единственным президентом Гондураса, а гондурасские путчисты и дышать не могут без поддержки Соединенных Штатов.
 
Одетый еще несколько часов назад в ночную рубашку, Селайя будет признан всем миром как единственный конституционный президент Гондураса.

Фидель Кастро Рус
28 июня 2009 года
18.14 часов

Deja un comentario

Tu dirección de correo electrónico no será publicada. Los campos necesarios están marcados *

*