Размышления Фиделя Кастро »

Aмериканские базы и латиноамериканский суверенитет

Концепция нации возникла из суммы общих элементов, таких как история, язык, культура, обычаи, законы, институты и другие факторы, связанные с материальной и духовной жизнью человеческих общин.

Народы Латинской Америки, ради свободы которых Боливар совершил большие подвиги, сделавшие его Освободителем, были призваны им создать, по его словам, «самую великую нацию мира, менее великую по своей протяженности и богатствам, чем по своей свободе и славе».

Антонио Хосе де Сукре дал в Аякучо последний бой империи, которая на протяжении более чем 300 лет превратила большую часть этого континента в королевскую собственность испанской короны.

Это та же Америка, которую десятки лет спустя, когда она уже была урезана зарождавшейся империей янки, Марти назвал Нашей Америкой.

Надо еще раз напомнить, что перед тем, как пасть в бою за независимость Кубы – последнего бастиона испанской колонии в Америке – 19 мая 1895 года, за несколько часов до гибели, Хосе Марти пророчески написал, что все, что он сделал и что еще совершит, – все это для того, чтобы, «…добившись независимости Кубы, вовремя помешать Соединенным Штатам захватить Антильские острова и оттуда с этой новой силой обрушиться на земли нашей Америки».

В Соединенных Штатах 13 только что освободившихся колоний не замедлили беспорядочно расшириться к западу в поисках земли и золота, истребляя индейцев, и достигли берегов Тихого океана; рабовладельческие сельскохозяйственные штаты Юга конкурировали с промышленными штатами Севера, которые эксплуатировали труд наемных рабочих, стараясь создавать новые штаты для защиты своих экономических интересов.

В 1848 году они отняли у Мексики более 50 процентов ее территории в ходе захватнической войны против страны, слабой в военном отношении, сумели занять ее столицу и навязать ей унизительные условия мира. На отнятой территории существовали большие запасы нефти и газа, которые позже более века снабжали Соединенные Штаты и еще частично продолжают их снабжать.

Американский флибустьер Уильям Уокер, вдохновленный «очевидной судьбой», провозглашенной его страной, в 1855 году высадился в Никарагуа и объявил себя президентом, пока в 1856 году не был изгнан никарагуанцами и другими центральноамериканскими патриотами.

Наш Национальный герой видел, как судьбы латиноамериканских стран ломались рождающейся империей Соединенных Штатов.

После гибели Марти в бою на Кубе произошла военная интервенция, когда испанская армия уже была разгромлена.

Кубе была навязана Поправка Платта, предоставлявшая могущественной империи право интервенции на остров.

Еще одним следствием тогдашней интервенции была оккупация Пуэрто-Рико, длящаяся уже 111 лет и сегодня превратившая его в так называемое «свободно присоединившееся государство», которое не является ни государством, ни свободным.

Но худшее для Латинской Америки было еще впереди, подтверждая гениальные предвидения Марти. Растущая империя уже решила, что канал, который соединит два океана, пройдет через Панаму, а не через Никарагуа, чей город Коринто Боливар мечтал сделать столицей задуманной им самой большой Республики мира; Панамский перешеек станет собственностью американцев.  

Даже так, более страшные последствия имели место на протяжении ХХ века. При поддержке национальных политических олигархий Соединенные Штаты овладели затем ресурсами и экономикой латиноамериканских стран, умножились военные интервенции, военные и полицейские силы оказались под их эгидой. Американские транснациональные корпорации завладели основными производствами и услугами; банки, страховые компании, внешняя торговля, железные дороги, суда, склады, услуги по предоставлению электроэнергии, телефонные и другие услуги в большей или меньшей степени перешли в их руки.

Верно, что глубина социального неравенства привела во втором десятилетии ХХ века к Мексиканской революции, ставшей источником вдохновения для других стран. Благодаря революции Мексика продвинулась во многих областях. Но та же империя, которая вчера проглотила большую часть ее территории, сегодня заглатывает оставшиеся у нее важные природные ресурсы, дешевую рабочую силу и даже заставляет ее проливать собственную кровь.

Договор о свободной торговле Северной Америки является самым жестоким договором, навязанным развивающейся стране. Ради краткости достаточно указать, что правительство Соединенных Штатов только что текстуально заявило: «В момент, когда Мексика страдает от двойного удара, не только из-за падения ее экономики, но также и вследствие вируса A H1N1, мы возможно хотим видеть более стабилизированную экономику, чем начинать долгие обсуждения относительно новых торговых сделок». Конечно, не говорится ни единого слова о том, что вследствие войны, развязанной наркобизнесом, в которой Мексика использует 36 тысяч солдат, в 2009 году погибло почти четыре тысячи мексиканцев. Явление повторяется в большей или меньшей степени в остальной Латинской Америке. Наркотики вызывают не только серьезные проблемы со здоровьем, они порождают насилие, раздирающее Мексику и Латинскую Америку по причине существования ненасытного рынка Соединенных Штатов – неиссякаемого источника валюты, которая стимулирует производство кокаина и героина, и это страна, откуда идет оружие, используемое в этой яростной и нерекламируемой войне.

Те, кто гибнет от Рио-Гранде до краев Южной Америки, – это латиноамериканцы. Таким образом, общее насилие бьет рекорды по смертям, и число жертв превосходит в Латинской Америке 100 тысяч в год, главным образом по причине наркотиков и бедности.

Империя не ведет борьбу с  наркотиками в пределах своих границ, она ведет ее на латиноамериканской территории.

В нашей стране не выращивают ни коку, ни мак. Мы эффективно боремся с теми, кто пытается ввезти наркотики в нашу страну или использовать Кубу в качестве транзита, и показатели числа людей, умирающих в результате насилия, сокращаются год от года. Нам не надо для этого американских солдат. Борьба с наркотиками – это предлог, чтобы создать военные базы на всем полушарии. С каких пор суда Четвертого флота и современные боевые самолеты служат для борьбы с наркотиками?

Подлинная цель – контроль над экономическими ресурсами, господство на рынках и борьба против социальных изменений. Какая необходимость была восстанавливать этот флот, демобилизованный в конце Второй мировой войны, более 60 лет назад, когда уже нет ни Советского Союза, ни «холодной войны»? Аргументы, приводимые для создания семи военно-воздушных и военно-морских баз в Колумбии, являются оскорблением для разума.

История не простит тех, кто совершает это предательство по отношению к собственным народам, и также тех, кто использует в качестве предлога исполнение права на суверенитет, чтобы оправдать присутствие американских войск. О каком суверенитете они говорят? О том, что был завоеван Боливаром, Сукре, Сан-Мартином, О’Хиггинсом, Морелосом, Хуаресом, Тирадентисом, Марти? Никто из них никогда не принял бы столь отвратительного аргумента, чтобы оправдать уступку территории под военные базы вооруженных сил Соединенных Штатов – империи более властной, более могущественной и более универсальной, чем короны Иберийского полуострова. 

Если вследствие подобных соглашений, заключенных в незаконной и неконституционной форме по инициативе Соединенных Штатов, любое правительство этой страны будет использовать данные базы, как сделал Рейган в ходе грязной войны и Буш во время войны в Ираке, чтобы спровоцировать вооруженный конфликт между двумя братскими народами, это было бы большой трагедией. В истории Америки Венесуэла и Колумбия родились вместе после битв при Бояка и Карабобо под руководством Симона Боливара. Американские силы могли бы развязать грязную войну, как сделали это в Никарагуа, даже используя солдат других национальностей, обученных ими, и могли бы напасть на какую-либо страну, но вряд ли боевой, отважный и патриотический народ Колумбии даст вовлечь себя в войну против братского народа, такого как народ Венесуэлы.

Империалисты ошибаются, если так же недооценивают остальные народы Латинской Америки. Ни один из них не согласится с американскими военными базами, ни один не перестанет проявлять солидарность с любым латиноамериканским народом, подвергшимся нападению империализма.

Марти чрезвычайно восхищался Боливаром и не ошибся, когда сказал: «…так сияет Боливар в небе Америки, бодрствующий и нахмуренный… еще одетый в походные сапоги, ибо то, чего он не сделал, еще не сделано до сегодняшнего дня; ибо Боливару еще есть что делать в Америке».

Фидель Кастро Рус
9 августа 2009 года
18.32 часов

Deja un comentario

Tu dirección de correo electrónico no será publicada. Los campos necesarios están marcados *

*