Размышления Фиделя Кастро »

ТО, ЧТО НЕ ЗАБУДЕТСЯ НИКОГДА (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)

Команданте Фидель Кастро. В каком возрасте умер ваш отец?

Юнко Ватанабе. Ему 98 лет, он жив.

Мне хотелось бы пообещать вам, чтобы донести до вас чувства моего брата, который уже умер, и донести до вас послание всех оставшихся в живых, и чтобы новое поколение передало следующему поколению наши свидетельства, что я буду продолжать рассказывать. Большое спасибо (Аплодисменты).   

Команданте Фидель Кастро. Прошу вас простить меня, если я задаю некоторые вопросы, потому что мы хотим, чтобы стало известным все, что она рассказывает, и конечно, если она не возражает, мы снова передадим эту встречу по национальному телевидению (Аплодисменты). Мы очень хотим, чтобы наша общественность узнала все это, и не только передать это здесь, но и передать это в других странах, донести до них сообщения об этой встрече. Чрезвычайно важно, чтобы стало известно все, что там произошло, независимо от того, что было опубликовано, снято и всех возникающих новых вещей.   

Я потом объясню вам, почему задаю некоторые вопросы помимо этих.

Она рассказывала, что когда произошел взрыв и поднялось облако пыли, она была в соседнем доме, была во дворе со своим братом. Она знает от других, кто отдавал себе отчет в тот момент, за какое время эта пыль дошла до людей, которые были там.

Юнко Ватанабе. Примерно 30 минут, но дело в том, что дождь шел не везде, а только там, куда его отнес ветер.  

Команданте Фидель Кастро. Дождь. Но был дождь и был пепел.

Юнко Ватанабе. Собственно дождя из пепла не было, но туда, где они были, донеслась эта пыль, смешанная с дождем; это не было раздельно, то было чем-то одним, единым, смешанным со всей грязью и всеми вещами, которые эта пыль увлекла с собой.

Команданте Фидель Кастро. И там, где она была, не было крыши, она была во дворе?

Юнко Ватанабе. Мы находились в 18 километрах от места, где упала бомба.

Команданте Фидель Кастро. В восемнадцати километрах!

Переводчик. В восемнадцати километрах.

Команданте Фидель Кастро. Это я собирался спросить, потому что, кажется, есть мост, который указывается как точка, цель, куда была сброшена бомба. Это было в 18 километрах?

Твои родители находились под крышей?

Юнко Ватанабе. Моя мама, держа на руках моего младшего брата, была на улице возле дома, а мой папа был в Хиросиме, он работал и вечером приезжал домой; но во время взрыва он находился внутри здания. Он даже видел самолет, который кружил над Хиросимой.

Команданте Фидель Кастро. Перед тем как сбросить бомбу. Верно. А твоя мать тоже получила ожоги?

Юнко Ватанабе. Нет. В действительности там, где мы были, в 18 километрах от места, на нас обрушилось все это количество горелой бумаги, эта волна, этот ветер, который донесся до нас; но ожоги как таковые мы не получили.

Если бы мы были чуточку ближе, то есть близко к эпицентру, думаю, мы сегодня не рассказывали бы здесь об этом.  

Команданте Фидель Кастро. Верно.

Я хотел вам рассказать, что недавно к нам приезжал очень авторитетный исследователь, заслуженный профессор университета Ратгерс, Нью-Джерси, он автор теории ядерной зимы. Это, по нашему мнению, имеет огромную важность, потому что связано с нынешними опасностями, которые стоят перед человечеством, и есть многое, чего люди не знают.

Этот профессор посетил нашу страну и на встрече ученых сделал превосходный доклад о своей теории – теории, к которой относятся с большим уважением; по моему мнению, она неоспорима и связана с последствиями ядерной войны. В ней не говорится о вызванных ею разрушениях как таковых, – которые будут огромными, – но анализируется опасность, какую означает для человечества региональная ядерная война, даже не глобальная.  

Она исходит из нынешнего положения, очень отличающегося от того момента, когда была сброшена первая ядерная бомба. Она принимает во внимание ситуацию на этот момент, когда в мире существует 25 000 единиц ядерного оружия. Полагаю, что многие из вас знают эти данные. Ученый утверждает, что хватило бы 100 ядерных взрывов, чтобы наступило то, что он называет ядерной зимой.

Он обосновывает свою теорию рядом исследований, проведенных американскими учеными и советскими учеными до исчезновения Советского Союза, – о воздействии определенного числа единиц ядерного оружия, которое будет взорвано в ходе войны. Они подсчитали, что примерно 100 ядерных взрывов было бы достаточно, чтобы уничтожить человеческую жизнь на планете, так что войны, например, между Индией и Пакистаном, при количестве оружия, какое есть у каждой из этих стран, было бы достаточно, чтобы положить конец роду человеческому.   

Мне кажется, что хотя у вас есть много материалов, мы могли бы передать вам копию лекции Алана Робока – так зовут профессора, который прочел ее здесь совсем недавно, в этом самом месяце, – где содержатся очень ценные данные, которые помогли бы вам распространять сведения о последствиях, не только в силу причиненного этим оружием ущерба; конечно нынешнее оружие гораздо более мощное, гораздо более точное, гораздо более быстрое. Мощность существующего оружия в четыреста сорок тысяч раз больше мощности любой из двух бомб, сброшенных в Японии на Хиросиму и Нагасаки; там были испытаны обе, одна из урана, другая из плутония. Все эти технологии уже известны, и оружие применяется с абсолютной точностью.  

Соглашения, заключенные между крупными державами, практически не имеют смысла, потому что не приводят к реальному сокращению вооружений.

Мне думается, что если ваша организация свяжется с ним, он очень великодушный человек, он смог бы прочесть вам лекцию по этой проблеме.

Я спросил его о дымке, потому что он объясняет и доказывает, что вследствие ядерных взрывов все горит, дерево; как он объяснял, горит все, что произведено из нефти, и многое другое и, смешиваясь с землей, создает большие концентрации пыли. Он все изучил: что произойдет, если было бы два взрыва, если было бы 10, если было бы 100, и имеется предел. Это облако пыли  распространилось бы по всему миру за определенное время, которое, кажется, не превысило бы трех недель, и температура опустилась бы ниже точки замерзания. Ну, это подразумевает, например, ночь, которая будет длиться месяцы, не позволяя проходу солнечного света. Исчезнет производство продуктов питания, и последствия будут ужасающими; более 6 миллиардов человек останутся без продуктов питания, помимо холода.   

Я задал ему один вопрос, после того как он закончил свой часовой доклад, с картами, с графиками; они изучили все последствия извержений вулканов; они изучили, как всякий раз после извержения распространяется пыль. Даже недавнее, происшедшее в Исландии, в Европе, которое создало очень серьезные проблемы. Они также изучили большие пожары, возникавшие естественно или в результате войн или аварий. Я спросил у него: «Сколько человек в мире знакомы с этой информацией, которую вы приводите?» Он отвечает: «Почти никто». Я говорю: «А сколько в вашей собственной стране?». Он отвечает: «Очень немногие». Я говорю: «И как можно объяснить это явление?» и затем добавляю: «Быть может, это надо изучить, обратиться к психологам и к специалистам в других отраслях, чтобы найти объяснение этому явлению», и он мне говорит: «У меня есть ответ: это называется отрицанием». Он пояснил, что когда может произойти нечто ужасное, люди отказываются верить, что это  возможно.

К этому его объяснению можно было бы добавить другое, связанное со средствами информации, с монополией на средства информации. Происходящие в мире вещи, несмотря на существование современных средств информации, но радио, телевидение, киносъемки они манипулируют таким образом, что известия поступают, но не объясняются, и действительно многое из самого важного, происходящего в мире, неизвестно, или об этом сообщают, но не анализируют. Об этом написаны очень важные книги, о монополии средств информации; правду похитили, она неизвестна. Это два явления.

Я ему объяснил, что мы не смотрим пессимистически на возможность формирования сознания. Я им сказал: сознание можно создавать или не создавать. Конечно, если массы не умеют читать и писать, нельзя даже и пытаться; если же уровень знаний в обществе такой, как в японском обществе, тогда с собственными средствами распространения, не только письменно, но и словом, изображениями, музыкой, многими другими проявлениями сейчас можно формировать сознание.

Я сказал им, что таков случай Кубы. Если люди не умели читать и писать… Что может сделать человек, не умеющий читать и писать? Если они заканчивают или нет шестой класс, если заканчивают полную среднюю школу или нет, если сотни тысяч получают высшее образование, если у них хорошие учителя, происходят разные явления. Революция защитила себя не силой, она защитила себя знаниями, сознательностью. Как могла такая маленькая страна как Куба 50 лет сопротивляться блокаде и преследованиям? Они думали, что сумеют сломить страну или обмануть ее, но не смогли. То было, по моему мнению, доказательство того, что сознание можно сформировать, потому что если бы мы отвергли мысль, что сознание можно создавать, что было бы тогда с вашей работой? Ведь вы объезжаете мир и объясняете, привозите людей, которые испытали это на себе, рассказываете о фактах действительно душераздирающих. И я еще лучше объясняю себе то, что вы делаете, поскольку вы чувствуете это и привозите людей, переживших это, и у вас есть изображения, есть многое.          

Я был в Хиросиме. Я побывал в музее. Мне там все объяснили: что выдержало, что не выдержало; и одно из потрясающих изображений человеческой трагедии – это вид детей, которые еще не родились, беременные матери, которым оставался месяц, два месяца, три месяца, эти изображения запечатлены там и производят огромное впечатление, и я думаю, что есть материал, чтобы добиться этого. Я сказал бы, что сегодня люди гораздо больше осознают это, но надо, чтобы они осознавали намного больше. И реально то, что сегодня всему человечеству угрожает нечто столь страшное, как то, что вы рассказали, и даже еще более страшное, потому что мы слышали о людях, находившихся в радиусе первой бомбы, скорбь по людям умершим, по людям сгоревшим, искалеченным или подвергшимся облучению и прожившим более 50 лет. Прошло в действительности 65 лет с тех взрывов, и сегодня тысячи более мощных и точных угрожают человечеству.

Ученый утверждает, что чем больше ядерного оружия есть у страны, тем меньше у нее возможностей для мира и безопасности. Он сторонник уничтожения всего ядерного оружия. Я иду немного дальше. Я думаю, что если уничтожат ядерное оружие и не уничтожат обычное, это почти одно и то же.

Разрушительная мощь этого обычного оружия сегодня огромна. Бомба, начиненная осколками вольфрама, запущенная в тяжелой боеголовке без использования ядерной энергии, приобретает в космосе скорость в 25 000 километров в час, превышая больше чем в 20 раз скорость звука; затем она спускается на скорости не менее 20 000 километров. Вся территория, находящаяся под ней, полностью разрушается. Не остается ни командного пункта, не остается правительства, не остается ничего от указанного объекта. Это напечатано, это объяснено. Жертвами последней мировой войны стало 50 миллионов человек, жертвами обычного оружия, не включая сюда жертв и человеческого ущерба от двух ядерных бомб, от которых погибло более 150 тысяч человек и еще большее число было обожжено, облучено и получило многие другие увечья. Разрушение, голод, болезни поразили в ту войну большую часть мира. Если бы произошла еще одна мировая война, она была бы последней, еще одной быть не может.   

Сам Эйнштейн сказал, что не знает, какой будет еще одна мировая война в атомную эру; но что следующая будет с луком и стрелами.

Я принес письмо, посланное мне Робоком, этим ученым, о котором я говорил, в ответ вопрос, заданный мною, когда он уже был в аэропорту, возвращаясь в свою страну. В своей лекции он привел некоторые данные о планете Марс; я связался с ним по телефону и спросил, где можно получить больше сведений об этой планете. Он объяснил, что на Марсе есть атмосфера, но небольшой толщины, поэтому я этого не знал. Он пообещал мне прислать информацию.

Через два-три дня он ее прислал.

«Атмосфера на Марсе гораздо менее плотная, чем на Земле, в ней только 7% воздуха… Это равнозначно плотности воздуха на высоте 21 километра от Земли.»

«Марсианская атмосфера, – добавляет он, – почти полностью состоит из двуокиси углерода.»

Эта информация связана с тем, о чем мы говорим: последствия ядерных взрывов. Воздействие на климат. Что было сказано об окружающей среде? Что было сказано об изменении климата? Разве этой серьезной проблемы не существует? Разве это не изучено? Разве нет прекрасного фильма, созданного при участии самых видных ученых, об изменении климата, его влияния на дожди, на экономику и жизнь людей? Это изучалось как вторая проблема в вопросе изменения климата. То есть не надо ждать ядерной войны, чтобы жизнь на планете исчезла. Именно так, как я говорю: чтобы жизнь на планете исчезла.

Экономика и жизнь стран сейчас основаны на потреблении необновляемого сырья, в том числе самого важного – нефти, сырья, которое потребляется в темпе почти 100 миллионов баррелей в день.

Учтите, что нефть образовалась из живой материи на протяжении сотен миллионов лет.

Потребовалось примерно 400 миллионов лет, чтобы образовалась нефть, газ и уголь. За какое время человек тратит нефть, которую природа накапливала в течение 400 миллионов лет? Едва ли за 130 лет люди потратили уже более половины этого топлива, потребление которого, кроме того, ужасающе сказывается на окружающей среде. Потребление нефти производит как раз двуокись углерода, которой столько в атмосфере Марса. Это факторы, которые человечество должно знать, противостоять им и решить их. Это цена его существования.

Человеческое население не может расти безгранично, так как планета, где мы возникли и живем, имеет пределы. Подсчитано, если я правильно помню, что к 2050 году население превысит 9 миллиардов человек. Всего 200 лет назад оно едва ли составляло миллиард. Это имеет действительно чрезвычайные последствия в связи с водой, продуктами питания, энергией и сырьем.  

Япония – это страна с довольно ограниченной территорией для ее населения, которое сегодня, как сообщается, уже приближается к 130 миллионам человек; утверждается, что это страна с самой большой продолжительностью жизни и обладающая высокой культурой и что ее население стабилизируется на уровне чуть более 100 миллионов человек. Значит, возможно добиться стабилизации населения.

Страна, находящая по соседству с вами, Китай, проводит строгую политику в отношении роста населения; если бы она не приняла эту политику, сегодня в Китае было бы около 3 миллиардов жителей. На Китай и Индию вместе приходится почти половина населения планеты.

Таковы реальные факты. Люди должны иметь смелость смотреть этим фактам в лицо, знать их, как делаете вы в отношении страшных последствий ядерных взрывов. Те, кто рождается, должны иметь необходимые условия, жить естественной и как можно более полной жизнью. Но происходит не так. Ежегодно умирает примерно 8-10 миллионов от голода и отсутствия медицинской помощи. Кто говорит об этом? Некоторые ученые и некоторые политики. Об этих известиях едва ли говорится; эта тема не интересует крупные транснациональные корпорации.   

Я знаю, что вы, в этот самый приезд, попросили у нас прислать вам врача, имеющего международный опыт, не того, кто думает стать таковым. Во множестве стран есть тысячи таких кубинских врачей. Вы наверняка удивились бы, если бы узнали, что, например, наша маленькая страна может сделать для других народов. То, что я говорю, это не неосуществимые задачи.   

Мацуми Мацумура. Команданте, я хотела отметить с нашей стороны, что вы упомянули интернационалиста…

Команданте Фидель Кастро. И он здесь?

Мацуми Мацумура. Да.

Команданте Фидель Кастро. Где он? Пусть подымет руку. Дай мне лучше на тебя посмотреть. Мне сказали, что ты был в Гаити, да?

Мацуми Мацумура. Господин доктор Ливан Тореро, он много работал для людей на Гаити после землетрясения, и мы пригласили его на судно мира, чтобы он рассказал нам о том, что пережил там на Гаити. И еще рядом с ним Хосе Рамон, танцовщик сальсы, для нас очень важно познакомиться с его культурой; кажется, это традиционный танец, и мы многое узнали о сальсе.   

Правда, огромное спасибо за то, что вы пригласили нас. Огромное спасибо, Команданте (Аплодисменты).

Команданте Фидель Кастро. Поздравляю вас, и большое спасибо. Я упомянул это, потому что знаю, какое дело вы делаете, и собирался назвать Гаити как доказательство того, что может сделать сознательность.

В той же Боливии работает почти 2 000 врачей, они там во многих местах. В Эквадоре, где 15 миллионов жителей, они помогают обследовать и лечить всех людей с генетическими или другими проблемами, которые стали инвалидами, родились слепыми или родились глухими. Если ребенок не слышит, он становится немым; если он не знает звуков, он не может их издавать. Множество проблем можно решить с небольшим аппаратиком, если поставить им слуховой аппарат, они смогут говорить и общаться.   

Если дети рождаются слепыми и глухими, это более сложная ситуация. Какой может быть жизнь слепого и глухонемого, который никогда ничего не слышал и не видел?

Я знаю результаты вживления имплантата в ушную раковину и как они научаются слышать, говорить, слушать музыку и познавать мир; их жизнь меняется.

Думаю, что общество должно знать сообщать это родителям, пытаться предупреждать риски; что в определенных случаях им не следует иметь потомства. Я считаю, что каждый рождающийся человек должен приходить в мир со всеми своими потенциальными возможностями. Если по какой-то причине они рождаются с жизненно важными ненаследственными дефектами, надо сделать все возможное, чтобы обогатить жизнь этих людей. Тех, кого действительно нельзя кормить, нельзя воспитывать, тех, кто не может иметь нормальную жизнь, жизнь, которую стоит жить, просто нельзя зачинать.  

Я понимаю, что не все могут думать совершенно одинаково, есть религиозные влияния, я все это уважаю, но я откровенно выражаю свое мнение и объясняю почему. Перед родом человеческим в настоящее время стоит знаменитая проблема быть или не быть, выживет или не выживет этот вид, который действительно причинил немало ущерба остальным живым существам. С тех пор, как возник человек, он во все внес беспорядок, интеллект до сей поры стал трагедией для природы, и с ядерным оружием может возникнуть проблема такая серьезная, как та, что сложилась с тем знаменитым астероидом, который, как говорят, упал на перешейке Теуантепек в Мексике десятки миллионов лет назад и вызвал долгую зиму.

Этого не сделал никакой другой вид, равновесие в природе сохранялось на протяжении миллиардов лет, около 4 миллиардов. Человек – новый вид. Менее чем 200 000 лет назад возник этот думающий вид  – насчет думающего я бы сказал, что это надо доказать, докажет ли он, что способен выжить. Извините меня, что я несколько суров в отношении нашей неразумности. Единственное, что доказано на сегодняшний день, – это то, что нет ни малейшего доказательства, что перед ним был другой.   

В конце концов, все эти проблемы связаны между собой, и как мне кажется, их следует объединить, чтобы выиграть битву, которая должна стать целью человеческих существ. Тогда, кто знает, можно будет создать множество замечательных вещей.

Сколько в мире есть людей, хорошо подготовленных в научном отношении, сколько выдающихся личностей? 80% инженеров Соединенных Штатов работают в военной сфере, создавая средства и науку, чтобы разрушать и убивать, вследствие коварной системы, приведшей их на этот путь.

Наше чаяние – чтобы люди достигли высокого интеллектуального уровня. Случайно, когда я ехал сюда, я взял информационный бюллетень, и в одном сообщении указывается, что Куба занимает первое место в мире по проценту студентов, обучающихся в высших учебных заведениях. Венесуэла занимает пятое место; второе, третье и четвертое занимают Республика Корея, Финляндия и Греция; Соединенные Штаты находятся позади нас, на шестом месте.

Я назвал врача, потому что эти мужчины и женщины – большинство из них женщины – работают в Боливии, в Никарагуа, в Венесуэле, во многих странах третьего мира. Но почему? Я удивляюсь: например они приезжают в отпуск на 15 дней и просто места себе не находят, чтобы вернуться на свои рабочие места, они скучают по своим пациентам; надо слышать, как отзываются пациенты. Это продукт сознательности, это нигде не покупается, это не делается за деньги.  

Дело, совершаемое товарищами на Гаити, – продукт сознания. Поэтому я осмеливаюсь говорить о сознании, так как видел, что сознание сделало возможной Революцию, сделало возможным сопротивление, независимо от критики, высказываемой в наш адрес, или от ошибок, которые мы можем совершать, потому что ни одно человеческое дело не совершенно. Мы ничуть не боимся говорить об ошибках, чего нельзя простить – это того, что делается умышленно в ущерб остальным.  

Не существует совершенного человеческого дела, но мы верим в него, и если бы не верили, мы не делали бы того, что делаем, и того, что вы также делаете с таким благородством.

Сожалею, что отнял у вас слишком много времени.

Продолжение завтра.       

Фидель Кастро Рус

25 сентября 2010 года

12.14 часов 

Deja un comentario

Tu dirección de correo electrónico no será publicada. Los campos necesarios están marcados *

*