Размышления Фиделя Кастро »

Пьедад Кордоба и ее борьба за мир

Три дня назад было опубликовано сообщение о том, что генеральный прокурор Колумбии Алехандро Ордоньес Мальдонадо сместил и провозгласил непригодной занимать политические посты в течение 18 лет авторитетного колумбийского сенатора Пьедад Кордобу за предположительную пропаганду ФАРК (Революционных вооруженных сил Колумбии) и сотрудничество с ними. Столкнувшись со столь необычной и категоричной мерой, направленной против лица, занимающего выборную должность в самом высшем законодательном органе государства, она не может сделать ничего иного как обратиться к тому же прокурору, который задумал эту меру. 

Логично, что такой произвол вызвал сильное осуждение, выраженное самыми различными политическими деятелями, в том числе бывшими пленниками ФАРК и родственниками тех, кто был освобожден благодаря ходатайствам сенатора, бывшими кандидатами на пост президента, лицами, занимавшими этот высокий пост, другими, кто был или являются сенаторами и членами законодательного органа. 

Пьедад Кордоба – умный и отважный человек, она блестяще выражает четкие идеи. Несколько недель назад она посетила нас в сопровождении других видных деятелей, среди них – священника-иезуита, отличающегося немалым благоразумием. Они приехали, воодушевленные  глубоким желанием искать мир для своей страны, и просили содействия Кубы, помня, что в течение ряда лет по просьбе самого правительства Колумбии мы предоставляли нашу территорию и наше сотрудничество для проведения встреч между представителями правительства Колумбии и ЭЛН, проходившими в столице нашей страны. 

Однако меня не удивляет решение, принятое генеральным прокурором, который подчиняется официальной политике этой страны, фактически оккупированной американскими войсками. 

Мне не нравится говорить уклончиво, и я скажу то, что думаю. Всего неделю назад должны были вот-вот начаться общие дебаты на 65-й сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций. В течение трех дней обсуждались тягостные задачи Целей развития Тысячелетия, и в четверг 23 сентября открывалась Генеральная Ассамблея с участием глав государств или высоких представителей каждой страны. Первым, как обычно, должен был выступить Генеральный секретарь ООН и следом за ним президент Соединенных Штатов – страны местопребывания организации и предположительный хозяин мира. Заседание начиналось в 9 часов утра. Естественно, мне хотелось знать, что скажет славный Барак Обама, лауреат Нобелевской премии мира, сразу же после завершения выступления Пан Ги Муна. Я наивно воображал, что Си-Эн-Эн на испанском или на английском передаст обычно короткое выступление Обамы. По этому телеканалу я слушал дебаты между кандидатами на этот пост в городе Лас-Вегас два года назад.
 
Настало время, проходили минуты, а Си-Эн-Эн передавал казалось бы сенсационные сообщения о гибели командира колумбийских партизан. Они были важными, но не имели такого уж особого значения. Меня продолжало интересовать, что скажет Обама о серьезнейших проблемах, существующих в мире.    
 
Неужели ситуация планеты такова, что оба могут тратить время попусту и заставлять Ассамблею ждать? Я попросил, чтобы по другому телевизору включили Си-Эн-Эн по-английски, и тоже ни слова об Ассамблее. Так о чем же говорил Си-Эн-Эн? Он передавал последние известия, и я ждал, что он закончит сообщения о Колумбии. Но прошло 10, 20, 30 минут, и продолжалось то же самое. Рассказывалось о подробностях колоссального сражения, которое происходило или произошло в Колумбии; как следовало из слов и тона повествования диктора, от этого будут зависеть судьбы континента. Показывались разноцветные фото и фильмы о гибели Виктора Хулио Суареса Рохаса, он же Хорхе Брисеньо Суарес или «Обязьяна Хохой». Это самый сильный удар, испытанный ФАРК, утверждал диктор, он превосходит смерть Мануэля Маруланды и Рауля Рейеса вместе. Сокрушительная акция, говорил диктор. Как можно было заключить, произошло огромное сражение с участием 30 бомбардировщиков, 27 вертолетов, целых батальонов элитных войск, которые вели свирепый бой.
 
Действительно, нечто большее, чем битвы при Карабобо, Пичинче и Аякучо вместе взятые. Обладая давним опытом таких сражений, я не мог себе представить подобный бой в лесистом и отдаленном районе Колумбии. Невероятная акция была приправлена всякими старыми и новыми изображениями командира повстанцев. Для автора сообщений Си-Эн-Эн, Альфонсо Кано, сменивший Маруланду, был интеллигентом с высшим образованием, не пользовавшимся поддержкой среди бойцов; подлинным вождем был погибший. ФАРК придется сдаться.
 
Будем говорить ясно. Сообщения о знаменитой битве, в которой погиб командир ФАРК – колумбийского революционного движения, возникшего более 50 лет назад, после гибели Хорхе Эльесера Гайтана, убитого олигархией, – и смещение Пьедад Кордобы очень далеки от того, чтобы принести Колумбии мир; наоборот, они могут ускорить революционные перемены в этой стране.  
 
Я представляю себе, что немало колумбийских военных испытывают стыд из-за гротескных версий предположительного боя, в котором погиб команданте Хорхе Брисеньо Суарес. Прежде всего, никакого боя не было. То было грубое и позорное убийство. Адмирал Эдгар Сели, быть может приведенный в замешательство военной сводкой, в которой официальные власти информировали о происшедшем, и другими темными версиями, заявил, что: «Хорхе Брисеньо, он же “Обезьяна Хохой”, умер “раздавленный”, когда… строение, в котором он прятался в сельве, обрушилось на него». «”Мы знаем только, что он умер раздавленный, его бункер обрушился”… “неправда, что ему выстрелили в голову”». Так, по сообщению американского информационного агентства АП, он заявил радиостанции «Караколь Радио».  
 
Операции дали библейское имя «Содом» – название одного из двух городов, наказанных за их грехи, на него обрушился ливень огня и серы.
 
Самое серьезное – то, что еще предстоит рассказать, так как это известно всем и каждому, потому что это опубликовали сами американцы.  
 
Правительство Соединенных Штатов поставило своему союзнику более 30 «умных» бомб. В сапогах, переданных партизанскому командиру, установили GPS. Ведомые этим инструментом, запрограммированные бомбы взорвались в лагере, где  находился Хорхе Брисеньо.
 
Почему миру не объясняют правды? Почему наводят на мысль о битве, которой никогда не было?
 
По телевидению я наблюдал и другие позорные факты. Президент Соединенных Штатов горячо встретил Урибе в Вашингтоне и поддержал его в намерении давать уроки «демократии» в одном американском университете.
 
Урибе был одним из главных создателей военизированных подразделений, на членах которых лежит ответственность за расцвет наркобизнеса и смерть десятков тысяч человек. Именно с Бараком Обамой Урибе подписал передачу семи военных баз и фактически любой части колумбийской территории для дислокации военнослужащих и снаряжения американских вооруженных сил. Страна полна подпольных кладбищ. Обама через Пан Ги Муна предоставил Урибе иммунитет, назначив его не более и не менее как заместителем председателя комиссии, расследующей нападение на флотилию, которая везла помощь палестинцам, осажденным в секторе Газа.  
 
Урибе в последние дни своего президентства уже организовал операцию с установкой GPS в новых сапогах, в которых нуждался колумбийский партизан.
 
Когда новый президент Колумбии отправился в Соединенные Штаты, чтобы выступить на Генеральной Ассамблее, он знал, что операция шла полным ходом, и когда Обама услышал об убийстве партизана, он пылко обнял Сантоса.
 
Я спрашиваю себя, говорилось ли в этом случае что-нибудь о согласии с решением, принятым сенатом Колумбии, объявив незаконным разрешение Урибе на создание американских военных баз. В них поддержали грубое убийство.
 
Я критиковал ФАРК. Я публично заявил в одних «Размышлениях» о своем несогласии с удержанием военнопленных и страданиями, которые подразумевают для них тяжелые условия жизни в сельве. Я объяснил причины и опыт, приобретенный в нашей борьбе.
 
Я критиковал стратегические концепции колумбийского партизанского движения. Но я никогда не отрицал революционный характер ФАРК.
 
Я считал и считаю, что Маруланда был одним из самых выдающихся колумбийских и латиноамериканских партизан. Когда будут забыты имена многих посредственных политиков, Маруланда будет признан одним из самых достойных и твердых борцов за благосостояние крестьян, трудящихся и бедняков Латинской Америки.
 
Престиж и моральный авторитет Пьедад Кордобы умножились.
 
   
Фидель Кастро Рус
30 сентября 2010 года
11.36 часов

Deja un comentario

Tu dirección de correo electrónico no será publicada. Los campos necesarios están marcados *

*