Размышления Фиделя Кастро »

Неизбежная война Нато (Часть вторая)

Когда полковник ливийской армии Каддафи, вдохновленный примером своего египетского коллеги Гамаля Абдель Насера, в возрасте всего 27 лет свергнул в 1969 году короля Идриса I, он осуществил важные революционные меры, такие как аграрную реформу и национализацию нефти. Растущие поступления вкладывались в экономическое и социальное развитие, в особенности в образование и здравоохранение немногочисленного населения Ливии, проживавшего на огромной пустынной территории, где было очень мало пригодной для обработки земли.

Под этой пустыней существовало большое и глубокое море ископаемых вод. Когда я познакомился с экспериментальным участком по выращиванию сельскохозяйственных культур, я почувствовал, что в будущем эти воды будут более ценными, чем нефть.

Религиозная вера, проповедуемая с жаром, характерным для мусульманских народов, помогала отчасти компенсировать сильные племенные тенденции, еще существующие в этой арабской стране.

Ливийские революционеры разработали и применили на практике собственные идеи в отношении законных и политических институтов, к которым Куба, как правило, относилась с уважением.

Мы полностью воздерживались от того, чтобы высказывать мнения относительно концепций ливийского руководства.

Мы ясно видим, что главным беспокойством Соединенных Штатов и НАТО является не Ливия, а революционная волна, поднявшаяся в арабском мире, которой они хотят помешать любой ценой.

Неоспоримо, что отношения между Соединенными Штатами и их союзниками по НАТО с Ливией в последние годы были превосходными, пока не началось восстание в Египте и Тунисе.

На встречах на высоком уровне между Ливией и руководителями НАТО никто из них не имел каких-либо проблем с Каддафи. Страна была надежным источником поставки высококачественной нефти, газа и даже калия. Проблемы, возникшие между ними в первые десятилетия, были преодолены.

Открылись для иностранных инвестиций такие стратегические секторы как производство и распределение нефти.

Приватизация распространилась на многие государственные предприятия. Международный валютный фонд сыграл свою ханжескую роль в проведении данных операций.

Логично, что Аснар рассыпался в похвалах Каддафи, а вслед за ним – Блэр, Берлускони, Саркози, Сапатеро и даже мой друг король Испании, все они прошествовали перед глазами насмешливо взиравшего на них ливийского лидера. Они были счастливы.

Может показаться, что я издеваюсь, но это не так; я просто спрашиваю себя, почему они теперь хотят вторгнуться в Ливию и передать Каддафи в распоряжение Международного уголовного суда в Гааге.

Они круглыми сутками обвиняют его в том, что он приказал открыть огонь по протестовавшим безоружным гражданам. Почему бы им не объяснить миру, что оружие и в особенности новейшие репрессивные средства, имеющиеся у Ливии, были поставлены Соединенными Штатами, Великобританией и другими видными лидерами, принимавшими Каддафи?

Я возражаю против цинизма и лжи, которыми сейчас хотят оправдать вторжение и оккупацию Ливии.

Последний раз я посетил Каддафи в мае 2001 года, через 15 лет после того, как Рейган подверг нападению его достаточно скромную резиденцию, куда ливийский лидер повез меня, чтобы показать, что от нее осталось. Она была в значительной степени разрушена прямым попаданием бомб; его маленькая трехлетняя дочь погибла при бомбардировке, она была убита Рональдом Рейганом. То не было следствием решения, принятого НАТО, Советом по правам человека или Советом Безопасности.

До этого я был в Ливии в 1977 году, через восемь лет после начала революционного процесса. Я побывал в Триполи, участвовал в Съезде ливийского народа в Себхе, объехал участки, где проводились первые сельскохозяйственные эксперименты с водой, добывавшейся из огромного моря ископаемых вод, посетил Бенгази; меня принимали очень тепло. То была легендарная страна, место исторических боев в последнюю мировую войну. Там еще не было шести миллионов жителей, и еще не были известны ее огромные запасы легкой нефти и ископаемых вод. Бывшие португальские колонии в Африке уже добились освобождения.

В Анголе мы боролись в течение 15 лет против банд наемников, организованных Соединенными Штатами по племенному принципу, против правительства Мобуту и против хорошо оснащенной и подготовленной расистской армии режима апартеида. Последняя, следуя указаниям Соединенных Штатов, как это известно сегодня, вторглась в Анголу в 1975 году, чтобы помешать ее независимости, мотострелковые силы расистов дошли по предместий Луанды. При этом жестоком нашествии погибло несколько кубинских инструкторов. Срочно туда были направлены средства.

Изгнанные из этой страны интернационалистскими кубинскими и ангольскими войсками вплоть до границы Намибии, занятой Южной Африкой, расисты в течение 13 лет выполняли данную им задачу – пытались уничтожить революционный процесс в Анголе.

При поддержке Соединенных Штатов и Израиля они разработали ядерное оружие. Они уже владели им, когда кубинские и ангольские войска разбили при Куйто-Куанавале их наземные и воздушные силы и, бросая вызов опасности, используя конвенциональную тактику и средства, продвинулись до границы с Намибией, где намеревались закрепиться войска апартеида. Дважды в своей истории нашим силам угрожало нападение с применением подобного оружия: в октябре 1962 года и на юге Анголы, но в этом втором случае даже применение того оружия, каким владела Южная Африка, не смогло бы помешать разгрому, положившему конец ненавистной системе. Эти события происходили при правлении Рональда Рейгана в Соединенных Штатах и Питера Боты в Южной Африке.

Не говорится ни об этом, ни о сотнях тысячах павших – цене этой империалистической авантюры.

Сожалею, что приходится вспоминать эти факты, когда другая большая опасность грозит арабским народам, поскольку они не хотят и далее быть жертвами грабежа и гнета.

Революция в арабском мире, которой так боятся Соединенные Штаты и НАТО, – это Революция тех, кто лишен всех прав, восстающих против тех, кто обладает всеми привилегиями, и потому она призвана быть более глубокой, чем революция 1789 года, вспыхнувшая в Европе с взятием Бастилии.

Даже Людовик XIV, провозгласивший, что государство – это он, не обладал привилегиями короля Саудовской Аравии Абдуллы и тем более не имел такого огромного богатства, какое простирается под поверхностью этой пустынной страны, где американские транснациональные корпорации определяют добычу и следовательно цену нефти в мире.

Вследствие кризиса в Ливии добыча нефти в Саудовской Аравии увеличилась на миллион баррелей в день при минимальной себестоимости, и следовательно только по этой статье доходы данной страны и тех, кто ее контролирует, составляют ежедневно миллиард долларов.

Однако пусть никто не воображает себе, что народ Саудовской Аравии купается в деньгах. Волнуют рассказы об условиях жизни многих рабочих-строителей и рабочих других отраслей, которые вынуждены работать по 13-14 часов за жалкую оплату.

Напуганные революционной волной, сотрясающей систему, где преобладает грабеж, после того, что произошло с трудящимися Египта и Туниса, но также и с безработными молодыми людьми Иордании, оккупированных территорий Палестины, Йемена и даже Бахрейна и Объединенных Арабских Эмиратов, имеющих более высокие доходы, высшие правители Саудовской Аравии находятся под влиянием событий.

В отличие от других времен сегодня арабские народы получают почти мгновенную, хотя и чрезвычайно манипулированную информацию о происходящем.

Хуже всего для статуса кво привилегированных секторов то, что эти упрямые факты совпадают со значительным повышением цен на продукты питания и сокрушающим воздействием изменения климата, в то время как Соединенные Штаты – самый крупный производитель кукурузы в мире – тратят 40 процентов этого субсидированного продукта и значительную часть сои на производство биотоплива для питания автомобилей. Наверняка Лестер Браун – американский эколог, наиболее информированный в отношении сельскохозяйственных продуктов, – может дать нам представление о нынешней продовольственной ситуации.

Боливарианский президент Уго Чавес прилагает отважные усилия в поисках решения без интервенции НАТО в Ливии. Его возможности добиться цели увеличились бы, если бы он, совершив подвиг, создал широкое общественное мнение, прежде чем произойдет интервенция, а не после нее, и народы не стали бы свидетелями того, как в других странах повторяется страшный опыт Ирака.

Конец «Размышлений».

Фидель Кастро Рус
3 марта 2011 года
22.32 часов

Deja un comentario

Tu dirección de correo electrónico no será publicada. Los campos necesarios están marcados *

*