Размышления Фиделя Кастро »

Между эмиграцией и преступлением

Латиноамериканцы не являются прирожденными преступниками, и не они изобрели наркотики.

Например, ацтеки, майя и другие доколумбовы человеческие сообщества Мексики и Центральной Америки были великолепными земледельцами и даже не были знакомы с выращиванием коки.

Кечуа и аймара были способны производить питательные пищевые продукты на прекрасно устроенных террасах, следовавших изгибам горных склонов. На плоскогорьях, высота которых иногда превышала три-четыре тысячи метров, они выращивали киноа – злак, богатый белками, – и картофель.

Они также знали и разводили растение кока, листья которого жевали с незапамятных времен, чтобы облегчить тяжелое воздействие высоты. То была древнейшая привычка, укоренившаяся среди народов наравне с потреблением кофе, табака, спиртных напитков и других продуктов.

Родина коки – крутые склоны Анд Амазонии. Обитатели тех мест знали ее задолго до создания империи инков, территория которой в пору наибольшего расцвета занимала нынешнее пространство юга Колумбии, всего Эквадора, Перу, Боливии, востока Чили и северо-запада Аргентины, в целом составляя около двух миллионов квадратных километров.

Потребление листьев коки стало привилегией инкских императоров и знати во время религиозных церемоний.

Когда эта империя исчезла после испанского нашествия, новые хозяева поощряли традиционный обычай жевать листья коки, чтобы продлить часы работы местной рабочей силы, и это право существовало до тех пор, пока Единая конвенция по наркотическим средствам Организации Объединенных Наций не запретила использование листьев коки помимо медицинских и научных целей.

Эту конвенцию подписали почти все страны. В то время едва ли обсуждались какие-либо темы, связанные со здоровьем. Торговля кокаином не достигала тогда нынешних огромных масштабов. В последующие годы возникли серьезнейшие проблемы, требующие глубокого анализа.

В отношении острой темы связи между наркотиками и организованной преступностью сама ООН осторожно утверждает, что «Латинская Америка неэффективна в борьбе с преступностью».

Информация, публикуемая различными институтами, колеблется, поскольку это вопрос болезненный. Иногда данные столь сложны и отличаются одни от других, что могут привести к путанице. В чем нет ни малейшего сомнения – это в том, что проблема быстро усложняется.

Почти полтора месяца назад, 11 февраля 2011 года, в Мехико Гражданским советом государственной безопасности и правосудия этой страны был опубликован доклад, приводящий интересные данные в отношении 50 самых опасных городов мира по числу убийств, происшедших там в 2010 году. В нем утверждается, что в Мексике находится 25% этих городов. Третий год подряд на первом месте стоит Сьюдад-Хуарес на границе с Соединенными Штатами.

Далее там говорится, что «…в этом году число убийств в Сьюдад-Хуарес было на 35% выше, чем в Кандагаре, Афганистан, – занимающим в рэнкинге второе место, – и на 941% выше, чем в Багдаде…», то есть почти в десять раз выше, чем в столице Ирака – городе, занимающем 50-е место в списке.

Почти сразу же там указывается, что город Сан-Педро-Сула в Гондурасе занимает третье место с показателем 125 убийств на каждые 100 000 жителей, его превосходят только Сьюдад-Хуарес в Мексике с показателем 229 убийств и Кандагар в Афганистане с показателем 169.

Тегусигальпа, Гондурас, занимает шестое место с показателем 109 убийств на каждые 100 000 жителей.

Таким образом можно видеть, что в Гондурасе – стране, где находится американская военно-воздушная база Пальмерола, где уже при президентстве Обамы произошел государственный переворот, – имеется два города среди шести, где происходит больше всего убийств в мире. В городе Гватемала число убийств составляет 106.

Согласно этому докладу, колумбийский город Медельин, где имеет место 87,42 убийств, также фигурирует в числе самых опасных в Америке и в мире.

Меня вынудили опубликовать эти строки по данному вопросу выступление американского президента Барака Обамы в Сальвадоре и его последующая пресс-конференция.

В «Размышлениях» от 21 марта я критиковал Обаму за отсутствие этики, так как, находясь в Чили, он даже не упомянул имя Сальвадора Альенде – символ достоинства и отваги для всего мира, человека, погибшего вследствие государственного переворота, подстроенного президентом Соединенных Штатов.

Поскольку было известно, что на следующий день он посетит Сальвадор – центральноамериканскую страну, символизирующую сражения народов нашей Америки, которая более всех пострадала в результате политики Соединенных Штатов в нашем полушарии, я написал: «Там ему придется много чего изобретать, потому что в этой братской центральноамериканской стране оружие и наставники, присланные правительством его страны, пролили много крови».

Я желал ему доброго пути и «чуть больше благоразумия». Должен признать, что за время своей долгой поездки он на последнем этапе был чуть более осторожен.

Монсеньор Оскар Арнульфо Ромеро был человеком, которым восхищались все латиноамериканцы, верующие и неверующие, так же, как священниками-иезуитами, трусливо убитыми агентами, которых обучили, поддерживали и вооружили до зубов Соединенные Штаты. В Сальвадоре борьба ФМЛН – левой боевой организации –была одной из самых героических на нашем континенте.

Сальвадорский народ отдал победу в руки Партии, возникшей среди этих славных бойцов, чью глубокую историю еще не время писать.

Что является неотложным – это то, что необходимо противостоять драматической дилемме, переживаемой Сальвадором, так же, как Мексикой и остальной Центральной и Южной Америкой.

Сам Обама сказал, что около 2 миллионов сальвадорцев живут в Соединенных Штатах, что равно 30% населения этой страны. Зверские репрессии, развязанные против патриотов, и систематический грабеж Сальвадора Соединенными Штатами вынудили сотни тысяч сальвадорцев эмигрировать в эту страну.

Новым стало то, что к отчаянному положению центральноамериканцев добавляется фантастическая власть террористических банд, новейшее оружие и спрос на наркотики, порожденный рынком Соединенных Штатов.

Президент Сальвадора в коротком выступлении, предшествовавшем выступлению гостя, сказал текстуально следующее: «В разговоре с ним я настаивал, что тема организованной преступности, наркобизнеса, отсутствия гражданской безопасности – это тема, касающаяся не только Сальвадора, Гватемалы, Гондураса или Никарагуа, даже не Мексики и Колумбии, это тема, которая касается нас как региона, и в этом смысле мы работаем над созданием региональной стратегии путем Инициативы CARFI».

«… Я настаивал, что это тема, которую следует рассматривать не только в перспективе преследования преступлений путем укрепления нашей полиции и наших армий, но также делая упор на методах предотвращения преступления, и следовательно лучшим оружием, чтобы победить преступность саму по себе в регионе являются инвестиции в социальную политику.»

В своем ответе американский президент сказал: «Президент Фунес обязался создать здесь в Сальвадоре больше экономических возможностей, чтобы люди не чувствовали, что должны отправляться на север, чтобы содержать свои семьи».

«Я знаю, что это особенно важно для примерно 2 миллионов сальвадорцев, которые живут и работают в Соединенных Штатах.»

«…Я сообщил президенту о принятых мною новых мерах защиты потребителей, которые дают людям более широкую информацию и обеспечивают, чтобы их денежные переводы действительно доходили до их близких, оставшихся дома.

Сегодня мы также начинаем новые усилия с тем, чтобы противостоять наркоторговцам и бандам, принесшим столько насилия во все страны, в особенности здесь в Центральной Америке.»

«…Мы выделим 200 миллионов долларов на поддержку усилий здесь в регионе, что включает противостояние… социальным и экономическим силам, которые подталкивают молодых людей к преступности. Мы поможем укрепить суды, группы гражданского общества и институты, защищающие государство права.»

Мне не надо больше ни единого слова, чтобы выразить сущность прискорбно печальной ситуации.

Действительно, многие молодые люди из Центральной Америки, побуждаемые империализмом, вынуждены пересекать строго охраняемую и с каждым разом все более непреодолимую границу или предоставлять услуги владеющим миллионами бандам наркоторговцев.

Не было бы более справедливо – спрашиваю я себя – ввести для всех латиноамериканцев Закон об урегулировании статуса эмигрантов – такой, какой был изобретен уже почти полвека назад, чтобы наказать Кубу? Будет ли расти до бесконечности число людей, погибающих при пересечении границы Соединенных Штатов, и десятки тысяч, уже гибнувших ежегодно среди народов, которым вы предлагаете «Равноправный альянс»?

Фидель Кастро Рус
25 марта 2011 года
20.46 часов

Deja un comentario

Tu dirección de correo electrónico no será publicada. Los campos necesarios están marcados *

*